Истории BFISHERMAN

«В Норвегии мне удавалось зарабатывать по 2 тысячи евро в день»: краболов Александр о том, как впервые попал в море после 50 лет

Александр Тофан впервые попал на судно в 2014 году, будучи рыбаком-любителем. Его страсть к рыбалке переросла в настоящий профессионализм. Александр рассказал о быстрой адаптации к штормам и качке, о работе по 16 часов, самых тяжёлых рабочих операциях на рыболовном и краболовном судне, о зарплатах на судне, налогах и планах на норвежскую пенсию.

Из промышленного альпиниста в моряки

— Я родился и вырос в Кишинёве. Окончил только среднюю школу, у меня нет какого-то специального образования, но по роду занятий я был альпинистом. Я работал в промышленном альпинизме. На те времена ещё был Советский Союз, поэтому промышленных альпинистов было много. Сейчас в Молдове уже реже встретишь людей, работающих в этой области.
Я работал промышленным альпинистом достаточно долго. Если сравнивать по покупательской способности мою зарплату в 90-х годах, то заработок был хорошим и был равносилен тому, как если сейчас получать 2-3 тысячи долларов. Понятное дело, что тогда курс валюты был совсем другой, да и времена были другими.
Я всегда был экстремальным человеком. Меня всегда привлекало море, и я очень хотел попробовать себя в этой сфере деятельности. Я часто смотрел по «Discovery» передачу «Смертельный улов» (реалити-шоу о жизни на судах, ведущих промысел краба в Беринговом море). После просмотра передачи мне захотелось на Аляску (смеётся).
Так как одним из моих увлечений всегда была рыбалка, я однозначно решить попробовать себя в этом деле. У меня много друзей моряков. Однажды я познакомился с бывшим капитаном судна на Камчатке. На тот момент он приобрёл свой собственный пароход, и сидя за разговором, я попросил его устроить меня на работу на судно. Но главная проблема заключалась в том, что у меня не было паспорта РФ или вида на жительство в России, и я никак не мог попасть туда на флот. В те времена попасть на судно в Россию было очень сложно. Поэтому на судно меня тогда не взяли.

Попал в Норвегию на бывшее камчатское судно

— Уже в 2013 году, этот же человек, имеющий своё судно, решил половить краба уже в Баренцевом море, и судно перегнали с Камчатки туда. Оно шло примерно 2 месяца. Ещё сами норвежцы тогда не знали, что у них в Норвегии есть столько краба. Они и ловить его толком то и не умели. Вот так и стали некоторые российские суда постепенно менять флаг судна, скажем так, и заходить в Баренцево море под другими флагами. Я хотел попасть в 2013 на судно вместе со всеми и уйти в Баренцево море, но из-за того, что уже был конец краболовного сезона, мне удалось впервые попасть на борт только в ноябре 2014 года. С этого и начался мой путь.
Проблемы попасть на судно и въехать в Норвегию на тот момент не было. Там брали людей с любыми паспортами. На бывшее камчатское судно, которое сменило флаг на испанский, я попал довольно просто. Большинство членов экипажа были, разумеется, с российскими паспортами. Практически все были с Камчатки. Молдаван было буквально три человека.
Новичков, конечно, принимали с трудом, так как все камчатские краболовы считали себя профессионалами. Новички всегда чувствовали себя «полными нулями» в сравнении со «старичками». Наверное, это и была единственная сложность в начале работы.
А вот что касается «морской» болезни, какой-то адаптации на судне или чего-то в этом роде, то это обошло меня стороной. У меня очень хороший вестибулярный аппарат, поэтому морская качка и какие-то штормы всегда переносились хорошо. Более того, мне никогда не было страшно от штормов или от того, что я долго нахожусь в море. Наоборот, это было даже прикольно. Я вообще такой человек, который очень любит адреналин, поэтому работа в море своего рода щекотала мне нервы и одновременно вдохновляла меня.

Работали по 16 часов, а спали по 5 часов

— Работа на судне строится по принципу того, что один человек сменяет другого. То есть, условно, в течение рабочей смены ты не выполняешь какую-то монотонную работу, а выполняешь то одну функцию, то другую. Ведь это немного нудновато стоять целый день и выполнять только одну операцию. Более того, не нужно забывать и про ситуации, когда кто-то из членов экипажа получил какую-то травму или заболел. Очевидно, что человека нужно будет подменить. Поэтому все должны хотя бы иметь представление о любой работе на судне.
Когда я впервые попал на судно, я не выполнял много функций, так как в принципе был человеком новым и неопытным. Тогда я работал только на двух операциях – на наживке и на стаговке.
Работали мы очень тяжело. Наш график строился по принципу 16 часов через 8 часов. Но просыпаться всегда нужно за час до начала работы, чтобы хоть как-то привести себя в нормальное состояние и настроиться на тяжёлый труд. Плюс к этому в нерабочее время надо поесть и помыться. У нас, кстати, на пароходе была сауна. Такая роскошь есть не на всех судах. Приём пищи, стирка вещей и мытьё занимают ещё час времени. Поэтому на сон остаётся 6 часов, а если ты хочешь позвонить родным или залезть в телефон, то вообще на сон может остаться всего 5 часов. Выходных и праздников на судне тоже не бывает. Краболовы работают по 30-31 день в месяц (смеётся).

Можно заработать 8 тысяч евро в месяц, но есть и налоги

— По тем временам, когда я ходил в свои первые морские рейсы на бывшем российском судне, минимальная зарплата краболова составляла всего 1200 долларов в месяц. Такую сумму можно было получить даже если улова было очень мало. На норвежских судах тогда платили намного больше.
А если говорить о нынешних суммах, то сейчас работая на норвежском судне, минималка, которую получают краболовы, составляет около 7-8 тысяч евро в месяц. Также есть и разные бонусы, которые уже зависят от количества улова и твоих стараний.
Также не стоит забывать и о налогах, которые вычитаются из зарплаты краболовов. Но тут уже ситуации у всех индивидуальны. Можно, к примеру, платить налог в размере всего 10% от заработка, а можно, что называется платить по полной программе. Я, например, плачу по полной программе, так как в будущем хочу официально получать норвежскую пенсию.
Ещё в Норвегии есть такая вещь, как реестр рыболовов. Обычно, если человек работает на судне, то эти данные автоматически передаются в реестр. То есть, если ты зарегистрирован в нём на протяжении 15 лет, то после 60 лет ты гарантировано имеешь право получать норвежскую пенсию. Но, к сожалению, я поздно попал на судно, поэтому мне норвежская пенсия светит только тогда, когда мне исполнится 67 лет (смеётся).

Провёл в море «чистых» 5 лет и планирую работать дальше

— В общей сложности, я провёл в море около 5 лет. Самая большая сумма, которую мне удавалось заработать – это 2 тысячи евро в день. Я бы сказал, что эти суммы не зависят от человека, так как я считаю, что сама рыбалка – это удача. Важно попасть в нужное время в нужное место, чтобы было много улова.
За свою жизнь я работал и на краболовном судне, и на рыболовном. Могу сказать, что несмотря на схожесть физического труда, сложности на каждом судне всё равно разные. Например, на краболовном судне самая сложная операция для моряков – это таскать «ловушки». Это наиболее сложная физическая работа, так как «ловушки» очень много весят. А на рыболовном судне самая сложная операция – это вытаскивать рыбу из воды.
В будущем, как я уже сказал, я планирую и дальше работать в море. На ближайшее время в моих планах поехать в Норвегию на рыбный завод. Мне предложил работу один мой знакомый. А позже я заново вернусь в море. В этом году мне уже предлагали пойти в рейс, но я был не готов, так как у моих морских документов истёк срок годности. Сейчас я обновил документы и готов вновь отправиться в морское приключение.
Илона Ангел